Подписывайтесь!
Челябинский хоккей online!
Написать
Невидимый герой

Невидимый герой

Невидимый герой

Врач челябинской хоккейной команды "Челмет" Олег Таскаев героический человек. Именно во многом благодаря ему в дорожно-транспортном происшествии на трассе Курган - Тюмень не было жертв. Своевременные и профессиональные действия Олега Таскаева спасли девушке жизнь. В эксклюзивном интервью ChelyabinskHockey.ru врач "Челмета" расскажет об этом инциденте, а так же поведает о врачебной жизни клуба.

Что случилось в тот день на трассе Курган – Тюмень?

Машина, которая попутно двигалась, взяла немножко правее и у нее возникли проблемы с колесом. Колесо пробило и машину выкинуло с обочины. Обочина достаточно высокая была, а девушки были не пристегнуты. Хотя скорость была не очень-то высокая, машина, как раз на границе Кургана и Тюмени, ушла в кювет. Так как они были не пристегнуты, ударились головой о крышу. Пассажирка удачно отделалась, а водитель не очень. Пока её доставали, она потеряла сознание. Извлекать девушек начали мы с массажистом, потом остановилась машина, вышла женщина и представилась как акушер-гинеколог из Тюмени. Понятно, что лишние руки не помешают, да и помогла она хорошо. Так как степень травмы была неизвестна, основное здесь: аккуратно извлечь, чтобы машина не взорвалась, уложить и иммобилизация. У нее были признаки закрытой черепно-мозговой травмы: плавали зрачки, отсутствовало сознание, тонические судороги. Не известно, что было в голове. То ли это просто обычное сотрясение мозга, то ли что-то более серьезное, например, кровоизлияние. Поэтому в этой ситуации как минимум необходимо было установить внутривенный катетер. Давление у неё было стабильное, даже несколько повышенное. Мы поставили катетер, подключили капельницу с физраствором и держали вену. Когда её укладывали, достали коврики из машины, ребята дали пенки разминочные. Там хоть и не сильно холодно было, где-то минус пять, но девушки были раздетые, в одних свитерках. У водителя взяли спальный мешок, ребята дали пуховики и мы накрыли её, чтобы она не замерзла. Очень часто, когда долго не приезжает машина, можно вплоть до пневмонии подхватить из-за переохлаждения организма. Минут через 30-40 она пришла в сознание, давление нормализовалось. У неё было где-то под 150, а для таких девушек, они ведь гипотоники, на 110 стабилизировалось.

Если бы вас не оказалось в тот момент на трассе, могла ли судьба девушки измениться?

В данном случае, в ретроспективе, маловероятно, что с ней что-нибудь бы произошло. Травма оказалась не очень серьезная. Потом её отвезли в Белозерку, и администратор отзвонился нам. На следующий день девушку забрал родственники в Курган. Она была транспортабельна, могла сама передвигаться.

Все равно она пришла в сознание благодаря каким-то вашим действиям?

Все препараты для полной реанимации у нас есть, но это не потребовалось. Пока шло только наблюдение и неизвестно, что у неё там в голове. Одними руками не определить, а на вопросы она не отвечала. Через 30-40 минут она пришла в себя, скорую ждали где-то час и десять минут. До Белозерки 60 километров, до Кургана около сотни.

Девушки какую-то благодарность вам изъявили?

Спасибо сказали, и мы их отправили (улыбается).

В жизни с похожей ситуацией сталкивались?

Да много раз. И на гражданке было, и в армии. Я после учебки был командиром танка. Когда меня призвали, я был на первом курсе мединститута. Почти 20 лет отработал хирургом в больнице скорой помощи и областном онкодиспансере. Всякого насмотрелся. И обычные травмы и травмы с летальным исходом. Особенно в скорой, когда привезут какую-нибудь дорожную травму... В стационаре проще: народ сразу налетает и все профссионалы.

За вашу хоккейную карьеру, с какой самой серьезной травмой столкнулись?

Самая серьезная травма была у Никиты Манухова – перелом бедра. Так-то травмы идут постоянно. Неприятные порой, после чего игроки выбывают. И в «Тракторе» Женьку Кузнецова со льда доставали, когда я еще в команде не был. И со зрителями было на арене «Трактор». Там и комы алкогольные с падением на два ряда ниже, и остановка сердца была. Вместе с бригадой скорой помощи «завели» сердце, все нормально. Уже в больнице этот человек первым делом спросил счет (улыбается).

В случае с Никитой Мануховым какой срок восстановления такой травмы?

До конца сезона. Максим Карпов в Тюмени также сломал бедро. Сейчас играет и неплохо играет. Клуб оплатил хорошие инструменты для металоостеосинтеза. В Тольятти хорошее отделение. С нашими травматологами говорил, которые не последние в стране по рукам и голове, они мне сказали, что в пятой Тольяттинской больнице работают очень неплохие ребята. И, в принципе, операция технически не очень сложная. Швейцарский стержень Никите поставили. Три месяца должно пройти, чтобы все срослось и потихонечку начнет готовиться к следующему сезону.

Максима Карпова где оперировали?

В Тюмени. При такой травме нельзя транспортировать. Очень высок риск жировой эмболии, потому что рядом проходят очень крупные сосуды.

Вы как врач команды довольны оснащением, которое имеется в вашем распоряжении?

Все что я считаю нужным – есть. По началу, когда мы пришли в «Юность», конечно, ничего не было. Во дворце спорта стояли приборы: УВЧ, ультразвук, магнит. Они ими не пользовались и мы их забрали. С условием, конечно, что если кто заболеет, то они будут приходить к нам лечиться. У нас травм то поболее. Пока мы пользуемся их приборами, но постепенно подкупаем свои. Сейчас дали добро на покупку многофункционального терапевтического прибора, которое дополнит наше оснащение. Если чего-то нет, то направляем в медцентр ЧТПЗ.

Все эти аппараты дорогое удовольствие?

Хорошее все дорогое. Ерунду копеечную переносную я не сторонник покупать. Хороший прибор дешево стоить не может, а дешевый лечить хорошо не может.

Эти аппараты в основном зарубежные?

Почему, есть и отечественные. Я в свое время занимался разработкой челябинского аппаратного комплекса для лечения заболеваний. По цене он был на порядок дешевле импортных, а по эффективности лечение был гораздо лучше. В него входили наши оборонные технологии. Там излучатели были из прозрачной радиокерамики, что зарубежным специалистам и не снилось. Такой радиокерамикой были покрыты антенны у «Бурана». Они просто такую технологию никогда не получат. Это закрытая тема. В этом аппарате было несколько таких ноу-хау из «оборонки», так что наши аппараты делать умеют. Может дубово, коряво и не сильно удобно, но по своим характеристикам наши некоторые аппараты могут переплюнуть западные. Если у нас таких нет, тогда берем западные аналоги.

Хоккеисты, не посоветовавшись с вами, не могут принимать медицинские препараты?

Вся жизнь в команде идет около врачебных кабинетов. У всех есть мой телефон, у меня есть телефоны игроков. Никакие восстановители и тем более неизвестно откуда взятые без моего ведома они пить не могут. Это делается, чтобы не навредить здоровью игрока и чтобы не было проблем с допингом. Им и покупать ничего не нужно. Все что необходимо хоккеистам есть в команде. А чего нет у нас, значит этого и не нужно (улыбается). Что касается медобеспечения – клуб денег не жалеет. Я второй сезон и еще ни разу меня не ограничивали.

Побеседовали Олег Савинков и Камиль Галиакберов.

Челмет

Автор: Олег Савинков

ваш комментарий
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться
Наши партнеры