Подписывайтесь!
Челябинский хоккей online!
Написать
Женишек Георгий Владимирович

Женишек Георгий Владимирович

Женишек Георгий Владимирович

31.03.1922 – 23.06.2000
Ирбит, Свердловская область. Нападающий. Судья всесоюзной категории. Воспитанник общества «Родина» (Златоуст) при инструментальном Заводе им.Ленина (инструктор-тренер – Владимир Михайлович Чепелев). Игровой номер №5. За Дзержинец (Авангард) провёл 6 сезонов, около 83 игр, 47 (47+0). Правый хват.
Карьера игрока: Дзержинец (Авангард, Челябинск) – 1948/49-1953/54
Карьера тренера: хоккейная команда Миасского машиностроительного завода, ЧТПЗ (Восход) – 1958/59

Автором первой шайбы челябинского клуба в Первой группе чемпионата СССР стал - Георгий Женишек. Георгий Владимирович был одаренным футболистом и хоккеистом. Именно ему довелось в первом матче чемпионата страны 12 декабря 1948 года забить шайбу в ворота самого ЦДКА. Мальчишкой (в ту пору ему было 10 лет) запомнил результативного нападающего Аркадий Борченко, который и поведал нам эту историю.
Кучки болельщиков собирались вокруг катка-стадиона. Вот там-то я и услышал однажды: «А вы знаете, женщина играет в команде «Дзержинец»... И это произносилось так убедительно, и разнеслось по рядам за пределами стадиона: «Женщина играет!..»
Спустя много лет я рассказал об этом случае Георгию Владимировичу Женишку, правому крайнему нападающему первого звена той знаменитой команды. И что же? Сначала Гера не поверил, а потом захохотал.
Да и было от чего: тогда ведь еще мало кто знал фамилию Женишка. Но она, эта фамилия из чешских, очень была созвучна со словом «женщина».
А Женишек в команде имел другое, не менее теплое прозвище - Женишок. Был он молод, красив и азартен. И мастер был - высший класс. Еще в конце тридцатых играл в футбол и русский хоккей, потом из Златоуста был приглашен в Челябинск. Переход на «канадский» хоккей Георгию Женишку давался легко. Он сразу попал в главный состав нападения «Дзержинца». Играл рядом с Виктором Шуваловым.
Об этом историческом матче послушаем самого Женишка, он был и остается свидетелем той далекой поры.
А было так. Мы вышли на лед 12 декабря. Приехали столичные армейцы. Соперники-москвичи были заносчивыми, нос кверху. И одеты – не нам чета. И форма у них была – не то что наша. У нас что? Защитные средства – остатки от футбола, щитки с бамбуковыми палочками, на голове – шлемы велосипедные…
Но вы-то играли без шлема, у вас была красивая волнистая шевелюра… Впрочем, дело не в этом. Вы что, в ту декабрьскую пору напугались их формы, что проиграли стартовый матч 2:3?
А известно ли вам, что мы вели в счете 2:0. Наша тройка выглядела так: Леонид Степанов, Виктор Шувалов и я. В защите – Сергей Захватов и играющий тренер Виктор Васильев. Уже в первом периоде был рывок по краю, я получил шайбу от Лени и швырнул ее точно в ворота.
Что значит «швырнул»? Забил? Забросил?
Это вы сейчас так пишете. А в ту пору клюшка была с плоским крючком, да еще слабенькая – хоть она и делалась из крепкого дерева в деревомодельном цехе ЧТЗ. Нам подбирали бук, дуб, но чаще – что посуше и погибче придется, чтобы клюшка не ломалась…
Не ломалась?
Ломалась, да еще как!
Мы отвлеклись на клюшки…
А они имеют самое непосредственное влияние на наш рассказ. Дело в том, что мы-то вышли тогда с «армией» играть «деревом», а у них уже были клюшки - фирма. Ну, не «Канада», конечно. Но «Эстония», «Скандинавия», «Рига» - там всегда умели готовить лыжи, а уж про клюшки, когда им пришла пора, и говорить нечего. Мы потом первую хорошую партию клюшек получили из Прибалтики.
А гол? Ваш первый гол?
Что гол? Леня точно отдал слева направо мне шайбу, минуя Шувалова (он своей фигурой по центру отвлекал защитников). Я на крючок ее поймал, повернул, завернул и послал точнехонько в незащищенный створ ворот. Вот и все.
Так просто?
Просто?! Еще надо было всю армейскую пятерку обыграть - тогда просто. А уж когда они в мандраж вошли, Шувалов им еще одну вкатил. Первый период был за нами 2:0. Правда, во втором они, москвичи, все же сквитали один гол.

А чего ж вы не удержали победу?
Нас сколько было? Ну, десять. А их? Два полных состава и еще на скамейке несколько запасных. Мы по 4-5-6 минут без замены шпарили. Потом на скамейку плюхнешься, воздуху наберешь, отдышишься - и в игру. Считалось, что так и должно быть.
Но матч вы все же проиграли?
Почетно - 2:3. Именно в третьем периоде они нас одолели за счет армейской физподготовки. Вы меня понимаете? Они ведь уже тогда были на кормах, на довольствии, а мы - рабочие ребята, нам талоны на питание давали в «десятке» - скудной столовой. А многие из наших ребят талоны как-то умудрялись «отоваривать» продуктами, чтобы приносить домой эти самые послевоенные пайки... Недоедали, конечно, сил не хватало у всех. У всех - я точно говорю. И у меня в том числе... В третьем тайме (таймы были, а не периоды) мы проиграли 0:2. Расстроились страшно. На Васильева смотреть не хотелось. А тут приходит в нашу раздевалку великий (позже и навсегда) Тарасов. «Спасибо!»- говорит. Обнимает, чуть ли не целует...
А потом москвичи начали красть у нас ребят. С Витьки Шувалова..
Почему же Шувалов им пришелся, а Женишек нет?
А я знаю? Глаз у меня уже тогда был злым. С детства, с юности.
Вы злой человек?
На дело - злой, на безделье и несправедливость - злее.
О Георгии Владимировиче Женишке можно вообще написать книгу. Он играл в «Дзержинце», а позднее в «Авангарде» с 1948 по 1954-й годы, и ему уже стало к тому времени 32 - «старик». Но Женишек не ушел из хоккея. Он стал судить матчи «высшей» (по тем временам) лиги. Сейчас мало кто помнит, что Женишек уже в 1963 году входил в десятку лучших главных судей страны.
Сидеть с Георгием Женишком рядом на трибуне - одно удовольствие. Его глаза не требуют комментариев. Вопросов задавать тоже не надо. Он сам скажет: «Какой дурак ведет шайбу одной рукой и пытается забить? Еще в сороковых мы знали физику: клюшка - только рычаг, а ему надо две опоры, две руки. А этот, акробат, катается, хочет себя показать... Фу!»
И он обычно уходит на другую точку трибуны, откуда, как ему кажется, будет лучше видна развязка очередного «забивального узла». Но только ему, профессионалу, известно, кто и где начнет завязывать узел; более того - за несколько секунд до завершения атакующего плана он, Женишек, встает и уходит: он уже убедился, что план не удался. Или было много раз наоборот: «Вот он - гол. Сейчас вверх пробьет... А я что говорил?!»
Из долгих лет знакомства с этим человеком и дружбы с ним родился этот очерк. И пишу о Женишке искренне и с любовью.
Аркадий Борченко
Золотарев И. авт.-сост. «50 лет челябинскому «Трактору», 1947–1997 Кн.-справ.,- Челябинск, 1997

Автор: Олег Выгузов

ваш комментарий
Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизоваться
Наши партнеры